Что лоббирует в Госдуме Владимир Чистюхин?

Депутаты Госдумы погрязли в дискуссии о том, как вытащить из страховых компаний 8 млрд рублей, которые те собрали с застройщиков, и передать их в . 

Страховщикам , что они выплатили дольщикам всего 1,5 млрд рублей, а в Фонд передали лишь 1,8 млрд рублей. Впрочем, даже если пропустить огрехи депутатской математики, бесполезность дискуссии в том, что она никак не решает проблемы обманутых дольщиков. Общая стоимость достройки всех проблемных домов в стране .

Но не исключено, что на самом деле никто решать и не собирается, а цель дискуссии – отвести внимание от тех чиновников, кто виновен почти в 70 млрд рублей убытков государства на решение проблемы обанкроченного Urban Group и еще более сотни миллиардов рублей расходов на . Ведь очевидно, что в Фонде дольщиков этих денег нет и не предвидится, а значит, по логике государственной машины, ответ должны понести те, кто допустил такую ситуацию. И вот именно «те», видимо, и решили организовать операцию «Прикрытие», чтобы дать публике повод для пересудов, а силовиков отвлечь от тех, кого действительно нужно ловить.

Считается, что спор идет в том, сколько денег страховщики должны передать в Фонд защиты прав дольщиков. Депутаты говорят об исчезнувших 54 млрд рублей за все годы существования данного вида страхования, а Центробанк подсчитал, что страховщики должны только 8,3 млрд. Глава Всероссийского союза страховщиков (ВСС) и известный лоббист , например, по этому поводу заявил «Известиям», что по закону страховщики не должны передавать в фонд все собранные деньги, так как часть этих средств стала их . 

Но на самом деле проблема не только в страховщиках, а в тех ответственных лицах, кто безнаказанно позволял им давать недобросовестным застройщикам доступ к «быстрым» деньгам дольщиков и тем, кто не контролировал фактическую ситуацию на стройках. 

Теперь же, почуяв что запахло жареным, эти люди целенаправленно пытаются отвести внимание от своих огрехов, используя для этого недовольство Фонда дольщиков и наивность нижней палаты парламента.

 

Смелый депутат

 

Подтверждая этот тезис, в рамках дискуссии в Государственной Думе депутат от ЛДПР – единственный, кто смог правильно и без околичностей обозначить проблему: 

«А суть заключается на самом деле в чём и почему у нас так много претензий к ? Потому что организованная группа страховщиков, о которых мы сейчас ведём речь, например, о той же компании «ПРОМИНСТРАХ», она существует уже достаточно давно. Нужно начать хронологию со страховой компании, которая называлась «БАЛТ-страхование», потому что люди именно из «БАЛТ-страхования» потом создадут компанию «РИНКО», а потом создадут «ПРОМИНСТРАХ».

То есть история начинается… ну на самом деле понятно, что их история начинается гораздо раньше, но юридически эта история начинается с 2008-го, и потом в 2016 году она получает совсем нехороший оборот. Именно в 2016 году компания «БАЛТ-страхование» банкротится, соответственно, никому ничего она . 

Соответственно, потом те же люди создают компанию «РИНКО», причем те же люди хорошо известны Центробанку, ну вот просто прекрасно. Например, Лариса Маркус, помните разоренный Внешпромбанк? Вот, соответственно, её фамилия фигурирует и там. Или, например, Сергей Гладких, он фигурирует абсолютно во всех компаниях, о которых мы сейчас говорим, вот которые касаются — «БАЛТ-страхование», «РИНКО», потом. Соответственно, как люди, которые уже допустили банкротство компаний и никому ничего не выплатили, создают потом компанию «РИНКО»? 

Дальше. О деятельности компании «РИНКО». Компания «РИНКО» быстро выбивается в лидеры, и здесь речь формально звучит как… то есть они лидеры рынка страхования, но на самом деле страхованием это не назовешь. Почему? Потому что страхование —  это всё-таки оценка рисков, некий анализ. Эта компания вырывается за счет того, что они страхуют самых проблемных застройщиков, вот просто самых отпетых, по которым уже на тот момент идут митинги, уже запущены уголовные дела, почему-то они в основном… то есть пакет формируется именно из них. Ну, глупо говорить, что они ничего не понимают, что они делают, то есть почему это, соответственно, происходит. Здесь тоже вообще абсолютно большой вопрос.

Далее. Компания «РИНКО» продает, соответственно, то есть и отдает «ПРОМИНСТРАХу», — вот той компании, о которой мы уже говорим. Во-первых, первое, тогда и журналисты, и на митингах люди отмечали, а весь ли пакет она передает? Она передает проблемный пакет, а деньги уже теряются при этом переходе. То есть куда смотрит Центробанк? Одна компания, соответственно, правопреемник, люди те же, уже растеряла деньги дольщиков. То есть эта история, как бы, ну, понимаем. Причем компания «РИНКО» ни в 2016 году, ни в 2017 году, она . Соответственно, напрашиваются просто уже некие выводы о работе в принципе Центробанка.  

Например, перестраховка, соответственно, когда дела переходили, пакет от одной компании к другой, обошлась в 70 тысяч долларов, соответственно, а сумма, которую в случае страховых нужно было выплатить, превысила 1 триллион рублей. То есть вот, может быть, представитель Центробанка рано или поздно ответит на этот вопрос, как такое возможно: перестраховка 70 тысяч долларов, а сумма всего пакета, который нужно выплатить – триллион. Мы понимаем, что в среднем, если мы посмотрим, от 10 процентов, ну, точно будут проблемные в этом пакете. То есть речь идёт как минимум о 100 миллионах, которые точно нужно этой компании выплатить. Почему-то, соответственно, здесь Центробанк ничего по этому поводу не предпринимает, и дальше ещё возникает ряд вопросов к Центробанку.

Например, Центробанк не публикует отчётность страховых компаний, поэтому рынок недостаточно прозрачен. Почему банки публикуются, соответственно, на сайте, а страховые компании нет? Ну, как такое можно допустить? Почему? То есть Центробанк, просто-напросто укрывает эту часть рынка, нам её не показывает, также он не показывает её, понятно, и рейтинговым агентствам.

Но на самом деле к рейтинговым агентствам особый вообще вопрос. И тоже нужно как-то всё-таки их привлечь и всё-таки с ними поговорить. Почему, несмотря на это, несмотря на то, что «РИНКО», «ПРОМИНСТРАХ» — рейтинги этих агентств долгое время были достаточно хорошими, то есть как бы даже вплоть до наивысших. Ну, понятно, что лидеры рынка, но всё равно страховые агентства так и иначе, они должны всё-таки как-то мониториться и Центробанком лучше, соответственно, и рейтинговыми агентствами, потому что они для этого и созданы. По сути, здесь мы видим, что рейтинговые агентства, они всё-таки так или иначе, как бы тоже создали такую ситуацию, когда эти компании не смогли вести свою деятельность.

Поэтому история, повторюсь, эта не новая, она существует, мы знаем, что и по ОСАГО, уже не раз озвучивалась, и в других секторах. Но повторюсь, нужно сделать её более прозрачно. И потом так или иначе всё-таки нужно, чтобы система реагировала заранее, потому что эта история, как я уже показал хронологически по цепи компаний, существовала достаточно раньше.

Я понимаю, что в судах аффилированность доказывать достаточно тяжело, но там люди входят в один клуб путешественников, которых я озвучивал, эта информация есть в Интернете. Они также спокойно являлись и менеджерами, и учредителями этих компаний. Поэтом связь и аффилированность в этом случае доказать в суде, даже в наших российских судах будет очень легко.

Надеюсь, что все-таки система сработает, и мы защитим обманутых дольщиков, потому что, ну, не буду в очередной раз повторять, что на самом деле это трагедия, когда люди последние деньги нашкребают, покупают квартиру, а потом её не получают, оказываются на улице. Вместо того, чтобы ходить работать, они ходят где-то с плакатами, добиваются, сами выходят в суды и даже по судам не могут, соответственно, получить.

Поэтому этой проблемой нужно заниматься, а нужно доводить её до конца и дальше разбираться со страховой отраслью, соответственно, и с тем, как работает с ней Центробанк, потому что она очень непрозрачна и большинство процессов мы там просто-напросто не видим».

Проигнорировать доводы депутата Андрейченко невозможно. Еще на парламентских слушаниях в июле 2017 года председатель комитета по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям , приводил пример, что из 11,5 млрд рублей, которые собрала, например, СК «РИНКО», уходившая в это время с рынка, на вознаграждение посредникам . А та же компания «Проминстрах», заключая договоры страхования ответственности застройщиков по демпинговым тарифам в 0,3-0,6, большую часть вырученных по договорам с застройщиками средств – до 76% тратила на аквизиционные расходы, т. е. попросту . Не стоит забывать и то, что часть страховых компаний, бравших ответственность по рискам застройщиков и страховавшая их гражданскую ответственность, как скажем, «БАЛТ-страхование», обанкротились даже до окончания строительства объекта или превращения его в долгострой и банкротства застройщика, а потому и их деньги следует считать потерянными безвозвратно. Уже тогда звучала мысль, что Генпрокуратуре, МВД, Следственному комитету и ЦБ следовало разобраться в ситуации гораздо раньше.

И вот «Проминстрах» снова стал ожидаемым героем думской повестки.

 

Что такое «Проминстрах» и причем тут ЦБ?

 

Дольщики могли и не знать, а вот проведший всю свою трудовую жизнь в стенах Банка России, и много лет курирующий страховой рынок зампред ЦБ , знать был обязан, что бывшая глава «Внешпромбанка» , осужденная за хищение 113,5 млрд рублей у своих клиентов, является одним из совладельцев «Проминстраха», страховавшего Urban Group. Что еще три учредителя компании на тот момент – это российские ООО, учредителями которых до недавнего времени были несколько юридических лиц: ООО «Финэкс» (59,96%), ООО «Виронта (19,97%), ООО «Мирта» (19,99%), которыми через ряд российских организаций владели компании, зарегистрированные в Великобритании, конечные бенефициары которых при этом .

Генеральный директор РИНКО Евгений Мирошников ранее возглавлял обанкротившегося страховщика — «БАЛТ-страхование», и, наиболее вероятно,

Другой фигурант, Виталий Курышев, был главным бухгалтером СК «БАЛТ-страхование». Евгений Мирошников после банкротства «БАЛТ-страхования» стал генеральным директором и единственным владельцем компании «РИНКО». Сергей Одинцов, вместе с Ларисой Маркус, являлся одним из конечных бенефициаров «Проминстраха».

«Проминстрах» был по факту дочерней страховой компанией Внешпромбанка. Лишь после передачи портфеля из РИНКО в «Проминстрах» и поднявшегося в связи с этим скандала, Сергей Гладкин отказался от должности генерального директора компании, ее иностранных бенефициаров вскоре заменили российскими совладельцами. Но Лариса Маркус еще долго . 

Не могли в ЦБ не знать и того, что вся эта компания — «БАЛТ-страхование», «РИНКО» и «Проминстрах» — последовательно и целенаправленно страховала ОАО «МКХ» — скандального застройщика жилых комплексов в Царицыно, даже когда тот уже практически перестал строить. 

С учетом пеней и штрафов за задержку строительства, сумма выплат «Проминстраха» только обманутым дольщикам Царицыно, по некоторым оценкам могла составить 18 млрд. рублей. И это без учета дольщиков, застрахованных «БАЛТ-страхованием», которую обанкротили (уж не эти ли деньги теперь пытаются найти депутаты?). 

А ведь кроме Царицыно «Проминстрах» унаследовал от РИНКО таких известных застройщиков, как «Речелстрой», иски на банкротство которого в челябинский арбитраж подавали чуть не еженедельно; волгоградский «АхтубаСитиПарк», дольщикам которого компания должна была по суду — от 800 тысяч до 1,1 миллиона рублей, а в некоторых случаях дополнительно еще и штраф порядка 400 тысяч рублей; «Долинастрой», и .

Суммарно потенциальная «дыра», накопленная бенефициарами «Проминстраха» в компании оценивалась в сумму до 150 миллиардов рублей, а общий объем ответственности — , при том, что активы компании, по , не превышали 5-6 млрд рублей.

«Можно говорить либо о том, что в отличие от банковского рынка, у ЦБ нет специалистов, готовых квалифицированно работать на рынке страхования, либо искать другие причины, почему в Центробанке были не заинтересованы в осуществлении подобного контроля», — недоумевал Председатель Союза предпринимателей и арендаторов Андрей Бунич. Лидер Движения «Новая Россия», Директор Института актуальной экономики Никита Исаев также : «Схема более чем подозрительная. Для всех, кроме ЦБ, который не обращал никакого внимания ни на банкротство «БАЛТ-страхования», ни на череду сменяющих друг друга страховых компаний, ни на очевидную кражу денег дольщиков, через примитивное завышение агентской комиссии».  

И, наверное, «Проминстрах» так бы и остался безвестной компанией, если бы зампред ЦБ в ответ на недовольство Фонда дольщиков нехваткой средств страховщиков не пришел в Госдуму требовать активной позиции Володина по поиску 54 млрд рублей у неких мифических страховщиков, ушедших с рынка, как будто это Госдума допустила такую ситуацию на рынке страхования. 

На что именно депутат Андрейченко ловко отпарировал Владимиру Чистюхину в духе «А куда Вы смотрели?». А Вячеслав Володин, отчитав непрофессионального зампреда, потребовал от депутатов целиком пересмотреть все страховое законодательство.

 

Зачем все это Чистюхину?

 

Вся наивность Владимира Чистюхина, которую он снова продемонстрировал этой осенью в Государственной Думе, была хороша до весны 2018 года, когда Росреестр заблокировал Urban Group. Накануне выборов глав Москвы и Подмосковья крах крупнейшего регионального застройщика грозил обернуться политической катастрофой. Чиновники даже начали консультации по защите прав тех, кто купил квартиры в строящихся девелопером жилых комплексах задолго до банкротства самого застройщика. 

С некоторых пор председатель комитета по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Госдумы Николай Николаев стал проводить мысль о том, что страхование ответственности застройщиков было добровольным, поэтому . Преследовал ли он какую-то свою цель, или просто не слишком разбирался в законодательстве курируемой им отрасли, сложно сказать, да и какая разница, ведь с января 2014 года страхование ответственности застройщиков стало обязательным, и потому дольщики Urban Group были практически поголовно были застрахованы всего двумя компаниями (все другие отказались из-за высоких рисков).

Среди страховщиков компании была «Военно-страховая компания», с которой как сообщалось в СМИ, разорвало отношения Министерство обороны, и она решила подзаработать на «дешевых» дольщиках. Однако ключевым страховщиком девелопера стала все та же компания «Проминстрах». 

Формально «Проминстрах» нигде не называл количество договоров дольщиков, застрахованных по стройкам Убран-групп. Но отмечается, что «Проминстрах» страховал ответственность пяти компаний, входящих в Urban Group, которые 9 июля были признаны судом банкротами. В то же время можно сопоставить, что из обязательств перед 20 тыс дольщиков на 80 млрд рублей в Фонде защиты прав дольщиков были застрахованы только 809 договоров долевого участия (ДДУ), т.е. на долю страховых компаний выпадает более 19 тыс. договоров. Из них ВСК несет обязательства только на 9 млрд. руб. При этом ВСК отмечает, что прекратила работать с Урбан с 2017 года, а на долю «Проминстраха» приходится еще и доля РИНКО. Таким образом, львиная доля страхования, а это без малого 60 млрд рублей, , которые давали доступ застройщику к деньгам дольщиков всего за 0,3%.

Это, кстати, напоминает историю с царицынскими долгостроями, когда сначала РИНКО, а потом «Проминстрах» заключали договоры с застройщиками, которые уже прекратили строить. Получается, страховщики вступали в сговор с застройщиками, прикрывая их своими страховками и помогая им обманывать дольщиков и привлекать их средства? При этом ни те, ни другие не особенно собирались выполнять свои обязательства перед клиентами.

Стоит задуматься, что если бы не эти две компании, то владельцы Urban Group так и не получили бы доступ к деньгам дольщиков, и в результате не случился бы коллапс почти на 70 млрд рублей. 

В какой-то момент стало очевидно, что «Проминстрах» и ВСК не в состоянии погасить долг перед 20 тысячами дольщиков Urban Group, и в канун выборов, чтобы не злить избирателей, долги девелопера повесили на Фонд защиты прав дольщиков, на счетах которого на тот момент было дай Бог с десяток миллиардов. 

Но одно дело успокоить избирателей перед выборами, другое реально решить проблему дольщиков Urban Group, части которых обещали квартиры, другим, чьи дома еще и не начинали строиться, возврат денег. Разница между активами Фонда и обязательствами Urban Group, «Проминстрах» и ВСК, которые он собрался покрывать, катастрофическая для Фонда. 

В этот момент депутат Николай Николаев логично предлагает законопроект о консолидации на базе Фонда всех ранее внесенных средств и гарантий в портфели страховщиков, банков и Общества взаимного страхования. Стоит обратить внимание на то, что когда в 2017 году Фонд создавался, и .

А затем, когда инициатива провалилась и оказалось, что страховщики не готовы расставаться с деньгами, на сцене появляется Владимир Чистюхин, который одной рукой показывает думцам след в виде компании «Респект» (лицензию отобрал сам же ЦБ накануне передачи портфелей) и еще сотни компаний, покинувших рынок.

При этом тем кто остался и ввел государство в многомиллиардные потери, Чистюхин другой рукой раздает преференции. Например, тот же «Проминстрах» вместо передачи в Фонд дольщиков почти 3 млрд рублей, отделалась 900 млн и то в рассрочку. Пока что переданы 300 млн, а остальные деньги компания оспаривает в судах, пытаясь признать недействительными акты сверки с застройщиками.

Но об этом парламентарии не знают. Потому что Чистюхин указал им на «истинных» виновников. Закрадывается ощущение, что зампред не только не смог контролировать ситуацию со страхованием ГОЗ, но и имеет какие-то личные интересы в связи с отдельными страховщиками.

 

Математика потребностей

 

А теперь стоит посмотреть на то, как ЦБ контролировал рынок ГОЗ и какова реальная математика потребностей, которая вкладывается в голову депутатам. В июне 2017 года отмечалось, что страховщики собрали с застройщиков 18 млрд. рублей. Страхование в долевом строительстве стало возможным с 2004 года, с 2014-го оно стало обязательным. За 13 лет с 2004-го по 2017-й на рынке страхования ответственности застройщиков работало в среднем 60 страховых компаний.

К началу работы Фонда осенью 2017-го на этом рынке оставалось примерно 15-16 страховщиков, из которых только 3-5 вели активную деятельность и заключали новые договора. И после того, как Фонд начинает оттягивать на себя застройщиков, оказывается, что к январю 2019, когда депутат Николаев внес свой законопроект, т.е. за полтора года, объем собранных страховщиками премий . 

Но в январе 2019 на рынке не остается уже ни одного активного страховщика: регулятор в 2018 году запрещает им всем привлекать новых клиентов и заключать новые договоры. А к осени 2019, к развернувшейся сейчас в Госдуме дискуссии обязательства страховщиков без привлечения новых клиентов чудесным образом вырастают до 54 млрд рублей. Причем, речь, оказывается, идет о деньгах, собранных лишь за неполные последние пять лет. 

Вполне справедливо создается ощущение, что вся эта математика не имеет никакого отношения к реальности. Зато и появление законопроекта о консолидации на базе Фонда всех активов страховщиков, и муссирующаяся депутатами цифра пропавших активов непосредственно связаны с проблемами Фонда, возникшими при погашении долгов Urban Group и «Проминстрах».

Ирония судьбы в том, что долги мошенников собираются покрывать деньгами дольщиков Общества взаимного страхования, «Респекта» и других страховщиков и банков, которые в свое время этим мошенникам отказали. А для солидности всей этой кампании к ней подключили председателя Государственной думы комитета, МВД и ЦБ РФ для проведения проверки соблюдения законодательства написанного, по сути, для того, чтобы помочь «Маркус и компании» (вместе с недобросовестными застройщиками, которых они все эти годы прикрывали) уйти от ответственности. ЦБ даже удалось втравить в историю Вячеслава Володина, а тот создал специальную депутатскую рабочую группу под руководством депутата Ирины Яровой, которая теперь в адрес Генеральной прокуратуры, Следственного комитета и других уважаемых организаций. Только вот тон в этой рабочей группе задают уже люди (в том числе и депутаты), подконтрольные ЦБ. А значит и результат будет не такой, на какой в своем искреннем порыве рассчитывал Вячеслав Володин, а тот который, по сути, нужен Чистюхину.

Действительно, на протяжении многих лет регулятор позволял одним и тем же людям страховать заведомо проблемные объекты и открывать тем самым недобросовестным застройщикам доступ к, по сути, бесплатным деньгам граждан, в значительной мере усугубляя и без того критическое положение с обманутыми дольщиками. Реальный ущерб, нанесенный подобными действиями страховщиков и застройщиков, может превышать 500 млрд рублей. Но почему-то закрадывается ощущение, что об этом рабочая группа Яровой не вспомнит.

Госдуму сейчас используют не для того, чтобы привлечь к ответственности людей, оставивших без квартир и денег десятки дольщиков, а наоборот, заболтать и прикрыть вероятный сговор. Следственным органам предлагается заняться поиском мифических денег страховщиков, вместо того чтобы проверить взаимоотношения страховщиков из компании Ларисы Маркус и застройщиков, а также ответственных лиц в ЦБ, и в случае выявления фактов преступного сговора, привлекать все стороны к субсидиарной ответственности.

Только за Urban Group государству придется выложить свыше 60 млрд. Не говоря уже о шлейфе из Царицыно, «Речелстроя» и прочих. Логично, что кто-то должен понести ответственность перед обманутыми дольщиками и государством. Пока что создается впечатление, что кто-то из руководства Банка России очень грамотно и манипулятивно пытается использовать первых лиц парламента, чтобы решить свои вопросы и прикрыть выведенные средства дольщиков. Этот же кто-то и позволяет спокойно работать «Проминстрах» и не передавать средства в Фонд дольщиков в полном объеме.

 

Есть ли решение?

 

Наверняка есть. Остается еще надежда, что спикер Госдумы сможет разобраться в реальном, а не навязанном, векторе движения, который позволит решить проблему обманутых дольщиков. Как минимум стоило бы поинтересоваться уже лично у главы Банка России (а не у замов) и правоохранительных органов, как так получилось, что на протяжении более трех лет ЦБ давал бесконтрольно работать компании Ларисы Маркус по демпинговым тарифам, что привело к убыткам государства, по меньшей мере, на 150 млрд рублей. Кто из ответственных лиц Банка России допустил страхование (доступ к деньгам дольщиков) предбанкротного Urban Group? На каком основании руководство Банка России приняло решение, что «Проминстрах» может передать всего 900 млн рублей из 3 млрд в Фонд дольщиков, да и то в рассрочку?

Когда найдутся ответы на эти вопросы, станет понятно, кто истинный автор операции «Прикрытие», а дольщики, наконец, получат шанс получить средства на свои законные недострои.

 

Оболенский Сергей

 

Оставьте комментарий первым на "Что лоббирует в Госдуме Владимир Чистюхин?"

Оставьте комментарий

Your email address will not be published.


*